Технологические барьеры как инструмент НТИ

2 октября 2018 г.

Дмитрий Песков, Спецпредставитель Президента по вопросам цифрового и технологического развития

Когда мы планировали в 2014 году запуск Национальной технологической инициативы, мы были
честны друг с другом. Мы сначала успешно доказали друг другу, что реализация НТИ невозможна,
поскольку есть вещи, которые делают реализацию НТИ невозможной.
Мы в ближайшие 20 лет остаемся страной с устаревающими отраслями, с недостаточным
демографическим потенциалом, со сложным геополитическим окружением, со снижающимися
доходами от экспорта углеводородов – эти вещи не дают реализовать НТИ.
Мы начали искать варианты, как это можно сделать. Мы сказали себе честно, что невозможно
сегодня на существующем рынке российской компании стать мировым лидером. Нет у нас таких
примеров. И мы посмотрели в прошлое. Увидели, что при работе и над атомным проектом, и над
космическим проектом страна создавала новые отрасли, которые в тот момент не существовали.
Они были абсолютной фантастикой в то время. Над их инициаторами смеялись вслух по всей
стране. В голодной России 1920-х годов возникли кружки и клубы, как тогда их называли,
«любителей межпланетных путешествий».
Тогда люди придумывали новые места, точки кипения того времени, это был абсолютно
удивительный союз людей прагматически приземленных и с невероятным творческим
потенциалом. В воспоминаниях Королева есть очень интересный эпизод, как было выбрано место
для всероссийских соревнований планеристов. Произошло это так. Они выпили много крымского
вина, гуляли по Коктебелю с одним известным поэтом. В какой-то момент налетел ветер, сорвал
шапку с этого поэта, и она полетела не вниз, а вверх. Так они обнаружили место с очень сильными
потоками восходящего воздуха. В этом месте и прошел Первый всероссийский съезд планеристов,
а потом там же Королев испытывал свои планеры. Абсолютно невозможные и случайные
обстоятельства. И мы поняли, что нужно ставить себе невозможные задачи. Создавать новые,
несуществующие рынки. Занимать конкурентные позиции, нагло строить свои стандарты и их
регулировать. Из этой логики возникла логика НТИ – строить не сверху от планов, министерств, а
снизу, от лидеров – от тех, кто готов поверить в абсолютно сумасшедшие идеи. А потом все
подтянулось. И это начало работать на уровне государств, международных союзов, крупного
финансирования.
Логика невозможных задач остается. Мы учимся технологизировать ее. Сегодня мы учимся
строить новые рынки, учимся ими управлять и регулировать.
Вторая невозможная задача – это про людей. Большинство из нас с вами, абсолютное
большинство сидящих в зале, -- мы все продукт инженерного творчества буквально нескольких
людей, которые во времена Советского Союза принимали решения о том, как именно отбирать
таланты. Подавляющее число выпускников институтов, в том числе новосибирских, и сотрудников
академических университетов – продукт этой конструкции, которую один человек заложил в
проект, то есть того, как именно эти таланты будут отбираться. Это решение архитектурное, оно
определило очень многое. Система, продуктом которой вы являетесь, имела ряд особенностей.
Это была система очень жестких, очень направленных отборов. Это воронка, которая со всей

страны отбирала таланты по заданным параметрам и направляла их в строго определенную
область, что было жизненно необходимо для выживания страны в то время.
В 1950-е годы наша страна создала лучшую систему образования и подготовки кадров для новых
отраслей -- безусловно, лучшую в мире. Но в Советском Союзе было больше людей, им было
достаточно выиграть мировую конкуренцию по 2--3 отраслям. Сейчас другая ситуация. Нам
сегодня нужно гораздо больше талантов. Советский Союз на пике своего могущества производил
50 тысяч талантов в год. Сейчас этого недостаточно, потому что по мировой демографии на
каждого нашего ученого будет 100 подготовленных китайцев, особенно нового поколения. Мы
проиграем по мощности. Это означает, что у нас один единственный шанс – нам нужно
придумать асимметричный ответ. Найти невозможное решение. Этому решению посвящена
дорожная карта «Кружковое движение». В НТИ самая важная карта, на которую мы делаем
главную ставку, – это «Кружковое движение».
Это ставка на то поколение, пси-поколение, поколение суперинженеров, которым сегодня от 12
до 15 лет. Ставка на тех, кто умеет делать те вещи, которые мы с вами уже никогда не научимся
делать. Они пойдут учиться в университеты через 2--4 года и будут делать новые стартапы,
создавать новые инженерные коллективы, именно у них будет шанс к середине 2020-х годов
бороться за лидерство в мировых отраслях.
Те технологические возможности, которые сегодня открываются, позволяют сделать
невозможное. Они позволяют определять на сверхранних стадиях таланты не в заданном
направлении, а в любом направлении. Нам необходимо капитализировать неожиданное
проявление талантов, определить, в чем талантлив каждый ребенок, и придумывать такую
траекторию его развития, при которой он будет встречать другие технологические таланты,
формировать команды и решать невозможные задачи.
Нам нужно 500 тысяч талантов в год. Это единственная для страны стратегия борьбы за место в
мире в двадцать первом веке.
Как сделать так – это вторая невозможная задача НТИ. Пока таких педагогов нет. Обычным
иерархическим способом решить эту задачу нельзя.
Мы строим такую систему, ищем решения, экспериментируем. Сочетание онлайн, оффлайн,
больших данных, генетического тестирования, нейротехнологий -- что угодно. Является ли это
фантастикой? Да! Можно ли за сверхкороткое время готовить суперподготовленных
специалистов, выше мирового уровня, с использованием новых технологий сегодня? Можно! Уже
сегодня!
Мы провели этот эксперимент в прошлом году. Мы взяли ту область, которая была в загоне 20 лет
– область подготовки инженерных и рабочих профессий. Мы за год подготовили ребят, которые
совершили невозможное. Раньше, в 2012 году, на мировом чемпионате рабочих специальностей в
Лейпциге мы как страна заняли последнее место. То есть вся наша страна, вся наша система
образования не могла подготовить качественного сварщика или электронщика, который может по
заданным шаблонам, в заданные сроки выдавать заданный результат. Не было ни одной системы
подготовки, которая могла бы это сделать. Я искал ее по всей стране. Предлагал пари в миллион
рублей – но нет, не было. Все другие страны на нас поставили крест.
А в прошлом году, в декабре 2016 года, мы выиграли чемпионат Европы по высокотехнологичным
компетенциям, в том числе по электронике, по мобильной робототехнике у Германии,

Швейцарии, Великобритании, Франции, Голландии, Норвегии. И все страны в шоке были – а как?
За два года прыгнуть на первое место?
За нашими технологиями идет охота. К нам приезжают корейцы, японцы, китайцы, канадцы,
американцы, немцы, англичане. На наш маленький скромный национальный чемпионат в мае
этого года подали заявку на участие 40 стран. Мы смогли пустить только 21 страну, потому что не
было места для всех желающих.
Китайцы прислали сотни людей, которые все сфотографировли и пытались разузнать детали.
Конечно, технологии мы не раскрываем. Что мы сделали? Мы пошли в фундаментальные
исследования и в нейрофизиологию.Инвестировали в системы биологической обратной связи,
системы тренировки параметров, которые до этого считались нетренируемыми. Мы получили
невероятный результат. Подобного рода прорывы -- это то, что нужно сделать в рамках второй
задачи НТИ.
Третье – это про то, как перестроить систему государственной поддержки, так сказать, от
феодальной к сервисной для того, чтобы институты развития и министерства стали не
«герцогами» и «баронами», к которым вы ходите «на поклон», а чтобы они за вами бегали и
предлагали вам свои возможности и сервисы. Это тоже невозможная задача. Но у нас есть
гипотеза, мы над этим работаем.
И, наконец, четвертое. Это конкретные технологические барьеры, которые существуют сегодня.
Это наши задания для новых компаний, технологических групп, на которых мы делаем ставку. Как
работает этот механизм?
Рыночная рабочая группа, так называемый Net, формирует подобного рода задачи. Это их
технологические барьеры, преодоление которых открывает новые рынки. Например, AeroNet.
Этого рынка сегодня не существует в мире. AeroNet – это логистика, поднятая в воздух. Сегодня
есть рынок беспилотников, но нет рынка AeroNet. А что превращает беспилотники в AeroNet?
Преодоление четырех барьеров.
1. Время автономной работы. Во все то, что увеличивает время автономной работы, мы готовы
сегодня инвестировать. Топливные элементы, сетевые технологии, дозаправка в воздухе,
уменьшение веса летательных аппаратов – докажите примером, что вы знаете, как продержаться
в воздухе дольше.
2. Защищенность. Если в мегаполисе летает миллион летательных аппаратов – это невероятный
уровень террористической угрозы. Нам необходимы абсолютно защищенные каналы, которые
готовы управлять мультиагентами сети в режиме реального времени. Как это будет сделано --
через квантовые коммуникации, телепортации или методом криптографии – нам все равно.
Покажите решение, докажите уровень желаемого, и мы будем в это инвестировать. Покупать и
продавать решение на мировых рынках.
3. Шумность. Нам нужно сделать так, чтобы беспилотные аппараты меньше шумели, чтобы
эксплуатировать их в различных условиях. Это открывает безумный объем новых рынков.
4. Этика. Это единственное место, где сегодня в НТИ есть место для гуманитариев. Мы все
считаем, что человек за рулем, штурвалом, скальпелем – это нормально. Через 20 лет – это
преступно. Простая логика: человек за рулем, штурвалом, скальпелем убивает большое

количество других людей. Роботы будут убивать куда меньше. И это многократно
экспериментально доказано. Общество пока не готово к этому. Как построить модели, которые
убедят в такой логике общество, – это еще одна невозможная задача.
За решения в этих областях мы готовы премировать создателей самыми разными способами.
Например, система экспрайзов, которую в этом году мы впервые запускаем в рамках НТИ.
Первые два технологических конкурса с призом в несколько сот миллионов рублей будут
выплачивать не в форме грантов на разработку, а в форме приза для компаний, которые смогут
выполнить заданные условия. Первые два конкурса – это решения по водородной энергетике на
топливных элементах и конкурс «Зимний город», то есть прохождение беспилотными
автомобилями не в идеальных американских условиях, а в условиях российской
действительности: на скользких дорогах, где не видно дорожных знаков, в метель и так далее.
Проезжаете из точки А в точку Б за заданное время -- и гигантский, по нашим размерам, приз ваш.
Это новая логика технологических конкурсов, которая стартует в этом году.
В этом и в прошлом году мы распределили по два миллиарда с помощью фонда Бортника по
конкурсам развития НТИ. Каждый их конкурсов направлен на преодоление конкретного
технологического барьера. Поддержку каждый год получает более 100 компаний, средний размер
приза составляет 15--20 миллионов рублей. В следующем году мы увеличиваем размер до трех
миллиардов рублей, а также увеличиваем количество Net-ов, которые могут принять участие в
этом конкурсе.
Это все задачи с конкретными интересантами, которым интересен выкуп или инвестирование в
эти направления. В основном это сводится к нескольким блокам задач сетевой оптимизации, то
есть создания этих самих Net-ов, разработок разных типов искусственного интеллекта,
увеличения сенсорики и уровня чувствительности сенсоров в самых разных сферах. Мы знаем, что
иногда повышение чувствительности на 2--3 % открывает рынки стоимостью в десятки
миллиардов долларов. Например, браслет умеет измерять потребление калорий с точностью 90
%, у него рынка нет. А если умеет на 93-- 94 %, то для него открывается огромный рынок замены
подавляющего большинства стационарных аппаратов. У нас, кстати, есть российская компания,
входящая в контур НТИ, которая первой в мире такое технологическое решение нашла.
Другая тема -- это энергоемкость, батареи, компактные устройства сохранения и хранения
энергии.
Вот такие барьеры есть по каждому из Net-ов: от нейроформы до создания автоматизированных
аэродромов, транспортных телематических систем, средств автономной навигации с полностью
прописанными запросами потенциальных потребителей этих решений.
Логика направления – значимый контрольный результат, продукт, который нам интересен,
формулировка технологического барьера, потенциальный тип этого технологического задания.
То, что мы сегодня с вами будем проектировать на сессии про рыночно-ориентированную науку, -
именно про это. Про то, когда есть заказ на потенциальные научные разработки. Каждая из этих
задач – абсолютно невозможная.
Абсолютно уверен, что, объединившись и сохранив способность мечтать, мы эти задачи решим,
перестроим окружающее пространство. Хочется через 20 лет вспоминать наш сегодняшний
разговор -- как мы придумывали технологические задачи и как они оказались совсем не
фантастическими, что решить их достаточно просто.

Мы будем решать вопросы о системе стимулов, проектировании Net-ов, подготовке талантов,
переупаковке роли государства, а к вам мы обращаемся с запросом – решите небольшую часть
про технологические барьеры. А мы справимся со всем остальным.

Остались вопросы? Напишите в чат-бот в ВКонтакте, Telegram, Facebook